Irina (irishka_e) wrote in rosa_ventorum,
Irina
irishka_e
rosa_ventorum

Текст: Гвоздев А.А. Массовые празднества на Западе. Часть 5

Гвоздев А.А. Массовые празднества на Западе.- Л.,1926

Празднества ремесленных цехов в Нюрнберге

Такой строгой и прочной организации праздничной жизни, какая существовала у „риторических камер" в Нидерландах, германские ремесленные цехи не знали, хотя во многом нюрнбергские мейстерзингеры напоминают своих фландрских сотоварищей. И здесь, в Нюрнберге XVI века, мы находим театральные представления любителей-ремесленников, также участвовавших сперва в мистериальных постановках религиозного характера, а затем выработавших свой светский театр, дошедший до нас во многих образцах, в том числе и в произведениях башмачника-поэта Ганса Закса, сочинявшего для своих сограждан-актеров трагикомедии и масляничные игры (Fastnachspiele). В кругу нюрнбергских ремесленных цехов мы встречаем и ряд празднеств массового характера, из которых наиболее известно так наз. Schonbartlaufen. Возникновение этого празднества относится к концу XIV века и в течение полутора веков оно является достоянием цеха мясников, получивших привилегию „наряжаться и устраивать шутки в масках" на маслянице. До нас дошло около 30 рукописей, снабженных рисунками в красках, изображающими различные моменты этого масляничного увеселения, что свидетельствует о популярности данного празднества (1), во время которого представлялся случай одеть на лицо маску, что было запрещено в Германии XV века. Первоначально «Schonbatlaufen» означает шествие мясников по городу, а затем и все празднество, примкнувшее к этому дню. Оно возникает из жизни цехов и из обрядов и игр на маслянице, когда ряженые собирали по домам продукты (рыбу и раков), при чем впереди шли замаскированные рабочие, расчищавшие дорогу шествию, размахивая ветками с зеленой листвой. Эта ветка с листвой превращается затем в небольшой зеленый куст, снабженный особым приспособлением для фейерверка—его то мы и видим в руках различных костюмированных персонажей, изображенных в живописных позах на страницах рукописей, повествующих об этом празднестве. В середине XV века сыновья патрициев покупают у мясников право на маскированное шествие, что влечет за собой усиление внешнего богатства всего празднества и в особенности костюмов его участников. Одежды из полотна сменяются костюмами из шерсти и атласа, меняется также и покрой платья и головной убор, превращающийся теперь в шляпу с многими перьями, вместо прежней простой войлочной шапки. Возрастает и число участников шествия, достигая иногда 150 человек (1539 г.).
Рисунки рукописи отражают наглядно различные моменты празднества, длившегося иногда три дня подряд. Здесь и танцы, и музыка, и выпивка у трактира, здесь же и многообразные колесницы, которые участвуют в шествии, помогая оформлению различных группировок. Среди колесниц имеются: сад с деревьями, с которых спрыгивают люди; ветряная мельница, окруженная лошадьми, подвозящими муку; колодезь с ведром, черпающим воду; домик ремесленника с прилавком, на котором расположены различные инструменты соответствующего ремесла и т. п. Здесь же мы встречаем колесницы на фантастические темы, то в форме дракона, то в форме большого куста с людоедом. Центральная колесница изображает „ад" в форме башни, на которой размещены ряженые в диковинных дьявольских масках. Этот „ад" является остатком средневековых мистерий, где он служил центром комических выступлений фарсового характера, нередко выполнявшихся профессиональными акробатами и скоморохами. В 1539 году, на одной из колесниц изображавших „ад", была поставлена фигура воинственного защитника реформированной церкви, Андрея Осиандера, который и высмеивался во время шествия. Последний подал жалобу в городской совет, вслед за чем последовало запрещение шествия и уничтожение празднества. Вероятно, что дерзкое поведение ряженых и их частые столкновения с почтенными гражданами, в частности с итальянскими купцами, явились главной причиной запрета, который оправдывает и Ганс Закс в одном из своих стихотворений, находя что в этом празднестве повсюду обнаруживаются революционные и беспокойные тенденции.
Интересно отметить, что среди многочисленных увеселений этого празднества, мы находим различные танцы, исполнявшиеся по традиции отдельными цехами. Так, например, мясники танцуют так наз. Zamer-tanz, во время которого участники держатся за ремни, по форме своей напоминающие колбасу. Ножевщики танцуют с обнаженными мечами, образуя из мечей различные, искусно сплетенные фигуры, при чем на сложенных таким образом мечах танцуют один или два танцора. Бочары пляшут, держа в руках обручи, и группы их живописно переплетаются во время танца. Оружейники, изготовляющие панцыри, выступают в полном военном вооружении, и, подражая рыцарским турнирам, сражаются на копьях. Но главный источник веселья—импровизованные шутки ряженых на колесницах и масок, сопровождающих их (на игрушечных, из материи сделанных лошадях)— остаются скрытыми от взора историка.

1) Пользуюсь переизданием рукописи, имеющимся в библиотеке б. Протопопова, ныне Музея Актеатров в Ленинграде: Das Nurnberger Schonbartbuch. Nach der Hamburger Handschrift hrg. von Karl Drescher. Weimar 1908.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
  • 0 comments