Irina (irishka_e) wrote in rosa_ventorum,
Irina
irishka_e
rosa_ventorum

Текст: Гвоздев А.А. Массовые празднества на Западе. Часть 7

Гвоздев А.А. Массовые празднества на Западе.- Л.,1926

Королевские въезды

Среди городских празднеств, к соучастию в которых привлекался весь город, особое место занимают въезды королевских особ, принцев, послов и других знатных лиц, прибытие коих в город давало повод к разверстке пышных шествий и великолепных церемоний, имевших целью внушить народу особое уважение и высокое представление о мощи и величии королевской власти. Учитывая эту агитационную цель, нетрудно понять, что на подобные зрелища не жалели затрат и что в ход пускались всевозможные средства, дабы ослепить народ внешним великолепием и окружить королевскую власть ореолом праздничного величия. Начиная с эпохи средних веков и кончая царствованием Людовика XVI, т. е. вплоть до падения монархии в Великой Французской Революции, подобные въезды являлись во всех странах средоточием всевозможных увеселений и празднеств. Если до XV века приходится черпать сведения о въездах из сравнительно скудных и сжатых описаний хроникеров, то начиная с XVI века появляются специальные издания, посвященные подробному описанию распорядка самого въезда, прохождения торжественной процессии по улицам города, украшений улиц, площадей и домов, а также различных увеселений, театральных представлений, живых картин, фейерверков и иных зрелищ и увеселений, располагавшихся по пути шествия или же устраивавшихся в день въезда в различных частях города. Материал этот, поражающий своим изобилием и богатством подробностей, до сих пор еще не изучен и заключенные в нем характерные бытовые детали еще дожидаются своего исследователя 1).
Согласно старинной традиции, французские короли совершали свой „въезд" в Париж через ворота Сен-Дени, въезжая в город после коронования, после свадьбы или после победоносной войны. Для встречи их собирались епископ и духовенство города, университетская коллегия, парламент, религиозные братства и ремесленные цехи, старшины купеческих гильдий, судьи и старшины города — все в роскошных одеждах. Собравшиеся шли навстречу королю, доходили до пригорода и образовывали затем шествие, распорядок которого был закреплен и разработан в мельчайших деталях. Король въезжал в город под огромным балдахином из голубой ткани, усеянной золотыми лилиями, и шествие направлялось к собору (Notre Dame), сопровождаемое звоном колоколов и церковными песнопениями. По пути его следования улицы были украшены цветочными гирляндами, а дома —роскошными коврами. Вечером начиналось угощение народа, танцы и различные увеселения, обычно заканчивавшиеся блестящим фейерверком.
Каждая страна вырабатывала свои особенности при проведении таких „въездов". Богатой Фландрии принадлежит в XV и XVI веках первое место по роскоши и изобретательности, проявляемых при устройстве торжеств. Позднее ее первенство начинает оспаривать Италия, вводящая ряд новых приемов в подражание триумфальным въездам римских императоров. Участие первоклассных художников в украшении улиц и в изобретении диковинных зрелищ придает этим „въездам" особый интерес в глазах историка искусств.
Во Фландрии «въезды» нередко служили поводом к выступлению литературно-драматических обществ, так наз. „риторических камер", о которых мы говорили выше. В 1508 году при въезде Максимилиана I в Гент на определенных пунктах шествия выстраиваются сценические подмостки, на которых устанавливаются „живые картины", изображающие ту или иную сцену на библейский или исторический сюжет. Латинские надписи на подмостках или же на свитках, которые держали в руках исполнители, разъясняли аллегорический смысл картины, обычно содержавшей тот или иной намек на события из жизни королевских особ и тем самым являвшейся как бы пластическим комплиментом по их адресу. Таковые сцены для живых картин выстраивались иногда в два или три этажа, в зависимости от изображаемого сюжета, и весьма походили на те большие картины, которыми те же фламандские художники украшали церкви XV—XVI вв. Иногда „живые картины" заменялись нарисованными фигурами, также размещавшимися по различным этажам двух и трехъярусных триумфальных арок с богатыми архитектурными украшениями. Изобилие триумфальных арок со вставными картинами особенно характерно для въездов 17 века. Среди художников, принимавших участие в украшении города и в изобретении таких картин и триумфальных арок, мы встречаем имена Гуго ван дер-Гуса и Рубенса.
Особо пышные зрелища являли собой костюмы участников шествия. Существовал обычай обновлять для таких празднеств весь гардероб городских властей и придворных служителей. Бархат и шелк различных цветов, украшенные драгоценными камнями, кружевами, вышивками и галунами, чередовались с роскошными панцырями, шлемами и оружием военных чинов, а также с богатым убранством коней и колесниц.
Иллюминация города входила как неотъемлемая часть в распорядок „въезда". Факелы в руках участников шествия, факелы прикрепленные к столбам, расставленным вдоль улиц, лампы и фонари с разрисованной бумагой, бочки с горящей смолой, выстроенные в различных сочетаниях на площадях—все это усиляло праздничный вид города. При въезде 1508 года в Гент, хроникер насчитывает 1872 факела, освещавших улицы, переполненные народом. Заключительный фейерверк завершал празднество, и на старинных гравюрах нередко можно встретить фигуры, занятые зажиганием ракет.
К „въездам" часто приурочивались различные турниры и рыцарские игры, балы и банкеты. При въезде Маргариты Пармской в Брюссель в 1565 году рыцари выходят на ристалище, одетые в звериные шкуры, а наглухо закрытый остроконечный шлем придает им вид диковинных птиц. К „въезду" нередко приурочивается празднество на воде и состязания на лодках, как например при въезде Марии Медичи в Амстердам в 1638 году, или же бои на верблюдах и травля медведей (1595, Антверпен). Зрелища, устраиваемые на пути шествия, варьируются самым разнообразным образом. В виде живых картин показывается то дикий лес с дикарями и дикарками (въезд Карла V в Брюгге 1515 г.) или же устраивается особая вращающаяся сцена на открытом воздухе (theatrum versatilis), которая сперва показывает в аллегорических фигурах ужасы войны и разорения Бельгии, а затем, после поворота всей сцены (40 футов ширины и 60 футов высоты)—аллегорию мира и победы, олицетворяющую успокоение страны (въезд Альберта и Изабеллы в Антверпен в 1602 г.). В другой раз, при въезде Генриха II в Руан в 1550 г., по дороге выстраивается большой искусственный лес, со всевозможными растениями и деревьями, долженствующий изображать селение бразильских дикарей: здесь можно было видеть попугаев, летающих среди листвы тропических деревьев, 300 голых людей, украшенных наподобие американских дикарей, при чем среди них находились 50 настоящих дикарей, недавно вывезенных руанцами из Америки. При этом была разыграна целая сцена, изображавшая, как европейские моряки проводят меновую торговлю среди туземного населения Америки. После этого следовало сражение между двумя племенами дикарей, и сожжение селения побежденных. Исполнителями явились вышеуказанные 50 дикарей и французские моряки, побывавшие в Америке. Эти сцены наглядно отражают откровенный грабеж вновь открытых земель Америки и эксплуатацию туземного населения колоний, куда устремлялись интересы купцов в эпоху первоначального накопления торгового капитала.
Среди процессии „въезда" неизменно встречаются богато убранные или диковинно задуманные колесницы, принимающие то форму гигантского слона с башней на спине, то дельфина, то корабля с парусами и моряками. На этих колесницах также разыгрываются иногда аллегорические сцены или же колесница служит для введения хитроумных пиротехнических эффектов.
К празднеству примыкают нередко спортивные и акробатические упражнения. Так мы встречаем при въездах канатоходца, с факелами спускающегося с высокой церкви, или же лиц, одетых наподобие рыб, которые прыгают в воду с высоты 27 футов, совершая при прыжке различные обороты всего тела (Руан 1550). Танцы и угощение у фонтанов, из которых бьет вино, дополняют общую картину „въездов", столь характерную для эпохи борьбы королевской власти за влияние на города и на торговую буржуазию в период роста торгового капитала.

1) Перечень главнейших описаний въездов можно найти в каталоге Vinet, Bibliographic raisonnee etc. и в каталоге костюмной библиотеки Липперхейде, ныне включенной в состав библиотеки по истории искусств в Берлине. (Katalog der Freih. Lipperheidishen Kostumbibliotek Berlin). Описание ряда въездов имеется у Bapst, Essay sur 1'histoire du theatre 1893 и в труде Макса Германа (Forschun-gen zur deutschen Theatergeschichte des Mittelalters u. d. der Renaissance Berlin 1914) обстоятельно исследовавшего въезд испанской принцессы в Брюссель в 1496 г.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
  • 0 comments